Наверняка немногие из вас читали хотя бы автореферат диссертации нашего президента. А между тем, еще в 1997 году можно было понять его стиль развития экономики — В.В. Путин сделал концепцию «национальных чемпионов» центральным аспектом собственной политики. Шарль де Голль в свое время отстаивал схожие идеи, когда был президентом Франции в 1950-х-1960-х годах, и это позволило стране достичь определенных успехов.

 

В характере упомянутой научной работы нам поможет разобраться следующая цитата: «Процесс реструктуризации национальной экономики должен иметь цель в создании наиболее эффективных и конкурентоспособных компаний на внутреннем и мировом рынке». А немногим позже, в статье 1999 года Путин предположил, что власти субъектов страны должны строго регулировать и развивать сектор природных ресурсов через создание компаний с тесными связями с вертикалью власти, через создание фирм, достаточно больших для конкуренции с западными мультинациональными корпорациями. Эти фирмы должны стать «национальными чемпионами», представляющими интересы субъектов в международной торговле.

Уловили мысль? Еще раз: «…развивать… через создание компаний с тесными связями с вертикалью власти…».

Кто-то готов оспорить приоритетность этого направления, а я попытаюсь доказать ее право на существование в современной России.

Итак, «национальный чемпион» — политическая концепция, согласно которой большие корпорации в стратегических секторах экономики должны не только стремиться к получению прибыли, но и отстаивать интересы нации. Такая политика была популярна и практиковалась многими странами. Наибольшего расцвета она, скорее всего, достигла во Франции в середине сороковых годов XX века, после Второй мировой войны, как часть дирижизма — политики активного вмешательства в управление экономикой со стороны государства. В результате этой политики, основанной на принципах индикативного (рекомендательного) государственного планирования в привилегированных точках экономики, теорию о которых сформулировал французский экономист Ф. Перру, в стране был создан большой сектор государственной экономики, включающий в себя ряд отраслей промышленности и кредитно-финансовых учреждений.

Дирижисты существовали в экономиках других стран XX века, среди которых Индия, Турция, Индонезия, Пакистан и, конечно, Россия.

Принцип дирижизма противоположен невмешательству (laissez-faire в переводе  с французского — «позвольте-делать»), то есть экономическому либерализму и минимизации государственного регулирования.

Постепенно, по мере восстановления и развития национальных экономик, опора властей на данную политику уменьшалась (особенно это было заметно в 1970-е). В качестве примеров можно привести формирование наиболее заметных компаний (расположу их в исторической ретроспективе).

Британская компания-монополист по производству стали British Steel Corporation была образована в 1967 году путем слияния 14 компаний. Сформирована из активов бывших частных сталелитейных предприятий, которые были национализированы лейбористским правительством Гарольда Уилсона (1964-1970 годы).

В 1988 году British Steel Corporation была приватизирована правительством консерваторов во главе с Маргарет Тэтчер. Позднее компания слилась с голландской Koninklijke Hoogovens, сформировав Corus Group, начавшую операционную деятельность 6 октября 1999 года. Corus, в свою очередь, был приобретен индийской компанией Tata Steel.

В мае 2019 г. British Steel потерпела неудачу в переговорах о привлечении правительственного займа: лондонский суд принял решение о ее принудительной ликвидации.

Другой пример — слияние E.ON с Ruhrgas, поддержанное немецким правительством в 2000 году. Общая стоимость сделки — 10,2 млрд евро. Акции монополии, которая контролирует подавляющий объем импорта природного газа в Германию, а также обладает самыми крупными в мире газовыми запасами, размещены на фондовом рынке.

Третий пример — объединение частной французской компании Suez и госконцерна Gaz de France, поддержанное французским правительством в 2008 году. В результате этого новая компания стала четвертой в мире в своей отрасли.

Таким образом, создание национальных чемпионов – концепция, полностью соответствующая наблюдаемым процессам укрупнения компаний и слияния частного и государственного капитала, проитекающим во всем мире.

Политика «национальных чемпионов» обрела новую жизнь в России XXI века в качестве одной из основных идей. Проект с одноименным названием стартовал в 2016 году. Сейчас в нем участвуют 84 компании. Минэкономразвития помогает им разрабатывать стратегии опережающего роста и максимально широко использовать существующие меры, содействует в преодолении административных барьеров, помогает в режиме консьерж-сервиса взаимодействовать с органами власти, институтами развития и финансовыми организациями. Участникам проекта оказываются консалтинговые услуги и поддержка при выходе на зарубежные рынки.

От Ставрополья в списке мы можем найти только одного участника – Группу компаний «Монокристалл», специализирующуюся на  производстве сверхбольших кристаллов сапфира, производстве сверхчистых пластин для светодиодов и являющуюся частью АО «Концерн Энергомера».

Крайне мало для нашего богатого на ресурсы края…

 

При этом статус «национального чемпиона» дает его носителю множество возможностей. Отобранным компаниям в рамках проекта предоставляется поддержка в виде организационного содействия получения доступа к существующим механизмам государственной поддержки, в числе которых и выход на внешние рынки, и  содействие по встраиванию бизнесов в систему закупок государственных компаний и организаций бюджетного сектора, и помощь в формировании и реализации корпоративной стратегии быстрого роста, расширения географии рынков сбыта и увеличения масштабов компании.

Кроме этого, с учетом предложений будущих «национальных чемпионов» инициируются изменения в нормативном регулировании, направленные на устранение административных барьеров, и осуществляется актуализация набора инструментов поддержки инновационной деятельности.

Очень хотелось бы, чтобы у этого проекта может появиться и региональная адаптация.  Применение его целей и подходов к местному уровню – скажем, «Региональные чемпионы» в пределах Ставропольского края —  помогло бы выявить ключевые для Ставрополья компании и отрасли. В свою очередь, их тесные связи с вертикалью власти обеспечили бы выработку более четких подходов развития экономики субъекта.