«Ведьма Уолл-стрит», «Главная скупердяйка Америки», «самый скупой человек в мире» (это, между прочим, официальный «титул» из Книги рекордов Гиннеса!) – как только не называли Гетти Грин современники и даже некоторые невежественные потомки… Какой же она была, Генриетта Хоулэнд Робинсон, баснословно богатая американка, мать двоих детей и совершенно одинокий и непонятый человек?

 

21 ноября 1834 у богатой квакерской четы из Нью-Бедфорда родилась дочь Генриетта. Маме с папой некогда было заботиться о малышке: они предавались главной квакерской радости – накоплению – и всецело отдавали себя заботе о своем китобойном бизнесе. Крошка Гетти была передана на воспитание дедушке, который тоже больше любил цифры, чем свою маленькую внучку. Но ведь ребенку надо же было чем-то развлекать себя посреди всей этой финансовой сухости и чопорности! И Гетти нашла выход – она рано научилась читать. Только до волшебных сказок и рыцарских романов дело не дошло, потому что глава семейства стал стремительно терять зрение и заставлял шестилетнюю Генриетту читать ему вслух газетные сводки биржевых новостей.

Естественно, девочка хотела знать, о чем она каждый день читает своему отцу, поэтому стала задавать вопросы о котировках, индексах, биржах и акциях. Но занятому папе, как обычно, некогда было заниматься такими «глупостями», как общение с собственным дитя. Зато у дедушки времени было хоть отбавляй, и он с удовольствием проводил финансовый ликбез для Гетти.

«Ну, хоть так», — решила будущая богачка и всерьез взялась за изучение бухгалтерских премудростей. До такой степени всерьез, что в 13 лет ее торжественно назначили семейным бухгалтером. Эта «трудотерапия», которая, казалось, доставляла Гетти больше удовольствия, чем проблем, длилась целых семь лет. Видимо, таким манером ребенок пытался хоть как-то быть нужным своим родителям. Когда повзрослевшей и похорошевшей Генриетте стукнуло 20, заботливый отец накупил ей самых дорогих и модных платьев, дабы привлечь в семью еще более крупную «рыбу» в виде состоятельного и знаменитого зятя. Какая любовь? О чем вы? Человек в дочери видел лишь инструмент для инвестиций, а вы о любви…

Знаете, что сделала строптивая дочь? Она продала весь этот презентационный гардероб, а на выручку купила пакет государственных облигаций. Хотели? Получите и распишитесь! С этого момента богатство ради богатства стало смыслом всей ее жизни. Умирает папа, оставив Гетти в наследство 7,5 миллионов долларов, – Гетти, цыкнув на родных, все вкладывает в облигации военных займов Гражданской войны в США. Преставляется тетушка, завещавшая 2 миллиона своих кровных на благотворительность, — Гетти бежит в суд, размахивая фальшивым «более ранним» завещанием, по которому миллионы отходят ей, «любимой племяннице». С судом, кстати, не выгорело – это стало первым «сучком и задоринкой» на пути к большим деньгам.

В 33 Генриетта решает, что пора бы и мужем обзавестись. Только чисто женские «хотелки» — кухня, дети, сильное плечо – тут совсем ни при чем: ее, такую богатую-разбогатую, любой бы в жены взял, и этих любых вокруг было, как мошек над гнилыми помидорами. Нет, она хотела выйти замуж за человека еще богаче себя. Такой нашелся: вермонтский мультимиллионер Эдвард Генри Грин. Брак состоялся, как и брачный контракт. Вскоре у пары появились сын Нэд и дочь Сильвия. Но музыка играла недолго: Эдвард обанкротился, неумело спекулируя на ценных бумагах, и Гетти, забрав детей и свою долю богатства, хлопнула дверью, оставив мужа с его долгами.

С этого момента американцы, словно взбесившись, стали пристально следить за каждым шагом чудаковатой, по их мнению, миллионерши. Гетти годами носит одно и то же платье и экономит на нательном белье? Фу, скряга! Покупала в местной лавке только сломанное печенье и торговалась за каждый пенни? Ха-ха, скупердяйка! Не повезла Нэда в больницу для богатых, когда тот сломал ногу, и мальчик остался калекой? Боже, да она чудовище, а не мать! Переезжала из одной трущобы в другую? А-а-а, от налогов скрывалась и от воров свои денежки прятала! Только ленивый не ткнул в Генриетту Грин пальцем, а О. Генри вообще сделал ее одной из героинь рассказа «Волшебный профиль».

Ну, конечно! Общество вообще любит верить сплетням и желтой прессе – это же гораздо легче, чем что-то спросить у человека лично, интереснее же шептаться за спиной и скабрезно хихикать, псевдоинтеллигентно прикрывая рот ладошкой… Разве кто-то знал о том, что, разведшись со своим непутевым мужем-кутилой, она ринулась к нему, едва узнав, что тот тяжело болен, и долгие годы содержала его, оплачивая весь быт, докторов и лекарства. Кому же интересно, как «скупая ведьма» заботилась о дряхлом бухгалтере Бенджамине Лоутоне, начинавшем счетоводом еще у ее отца? Гетти приняла его на работу в свою контору, в которую старик каждый день приходил и большую часть времени просто дремал. Повзрослевший Нэд хотел рассчитать дедулю, но Гетти встала на защиту Лоутона, возразив, что увольнение просто добьет старого бухгалтера, и платила ему жалование до самой его смерти. Или кто из тех, кому Генриетта была обязана своими прозвищами, поверил бы в то, что Грин часто жертвовала крупные суммы в 500, 1000 и 10 000 долларов людям, которые по-настоящему оказывались в беде? А между тем, по словам Нэда, у матери был целый список из 30 семей, которым она помогала. И ведь она ни кричала об этом на каждом шагу, не кичилась своим благородством…

Так что помните, прежде чем судить кого-то и о ком-то, подумайте – а вдруг известный вам образ жизни этого человека – это всего лишь образ, и ничего больше?