Ровно год прошел с тех пор, как горожан взбудоражила новость о том, что во время реконструкции сквера на Крепостной горе рабочие наткнулись на остатки построек Ставропольской крепости и Интендантства. Было решено сохранить дорогие для города руины, сделав их музеем под открытым небом. Появление новой исторической достопримечательности – прекрасный повод вспомнить о прошлом этого места и о связанном с ним замечательном человеке, имя которого, увы, сегодня почти забыто.

 

Сын великого скульптора

Ставропольская крепость уже через несколько десятилетий после своего основания оказалась в глубоком тылу Кавказской войны. Она быстро превратилась в склад оружия, амуниции и запасов для нужд армии. Однако и в интендантском Ставрополе было место героям, проявившим себя не менее ярко, чем в военное время. Обширным хозяйством бывшей крепости в первой половине XIX века ведала Ставропольская комиссариатская комиссия, которая занималась снабжением войск. Советская эпоха ничего не оставила от величественных интендантских строений на Крепостной горе. До нас дошло лишь административное здание комиссариата, где теперь находится детская музыкальная школа.

В 1837 году комиссариатскую комиссию в Ставрополе возглавил необыкновенный человек – Алексей Мартос. Он был сыном прославленного ваятеля, академика Ивана Мартоса, самое знаменитое творение которого – памятник Минину и Пожарскому на Красной площади в Москве. Однако Мартос-младший вошел в историю не из-за своего великого отца, а благодаря собственным заслугам. Он был не только участником Отечественной войны 1812 года, но и блистательным мемуаристом, писателем, историком, переводчиком памятников античной словесности.

«Сын знаменитого скульптора Ивана Мартоса, – сказано о нем в одном биографическом очерке, – он родился в Санкт-Петербурге в 1790 году, скончался на Кавказе, в городе Ставрополе». Шестнадцати лет от роду Алексей Мартос поступил в Инженерный корпус. Потом служил в Петербурге и Киеве. В качестве военного инженера участвовал в укреплении пещер Киево-Печерской лавры. В 1810 году сражался на полях Русско-турецкой войны, а затем в походах против Наполеона. Был произведен в штабс-капитаны с формулировкой «За храбрость».

Алексей Иванович поведал о своих военных приключениях в «Записках инженерного офицера», где не ограничился лишь описанием батальных сцен. В его книге много ценных исторических сведений о тех местах, в которых ему пришлось побывать. Книга богата его философскими размышлениями и личными переживаниями, делающими эти мемуары на удивление живыми и увлекательными.

 

Война и мир

Прочувствовав все «ужасы войны во всем ее блеске», Мартос навсегда проникся стремлением к торжеству гуманизма. Самые ошеломляющие страницы его «Записок» посвящены делу у реки Березины. «Здесь, – писал он, – началась сцена ужаса, ознаменовавшая отступление французов. Солдаты их вдруг умирали от голоду не десятками, а сотнями; вся дорога была усеяна мерзлыми трупами и представляла ужасное зрелище непрерывного поля сражения. Кто не был очевидцем сих страшных происшествий, с трудом поверит описаниям, которые о том деланы будут… Сыщите мне в истории всех веков подобные черты отчаяния рассвирепевшего человечества». Все это способствовало кардинальному перевороту в душе молодого офицера, перенаправив его бравые порывы в философское русло. Мартос стал больше ценить простые христианские добродетели и особенно любовь к ближнему – ценности, всю хрупкость и непреложное значение которых ему открыла та страшная бойня.

По окончании Отечественной войны Алексей Иванович больше не принимал активного участия в войнах. В 1816 году он стал адъютантом графа Аракчеева – всесильного фаворита Александра I. К этому времени относится один из самых загадочных эпизодов его биографии. Следуя примеру своего знаменитого отца и некоторых других влиятельных родственников, Мартос-младший стал масоном. Его посвятили в петербургской Ложе Избранного Михаила, которую он посещал нечасто, так как находился в постоянных разъездах по разным поручениям Аракчеева. В частности, Алексей Иванович занимался организацией военных поселений в Новгородской губернии.

Служба и творчество

В 1821 году Мартос покидает высокий пост при Аракчееве и едет в Красноярск, где Высочайшим повелением назначается председателем Енисейского губернского суда. Как неподкупный и милостивый судья Алексей Мартос оставил там по себе самую добрую память. За ревностное служение закону он удостоился ордена Святой Анны 2-й степени. Когда он вышел в отставку, бывшие подчиненные со слезами поднесли ему незатейливую оду собственного сочинения, которая начиналась словами: «Страж правосудия! Фемиды мудрый жрец! Ты, Мартос, нас уж оставляешь…»

Богатые впечатления от службы в Красноярске Алексей Иванович описал в популярной тогда книге «Письма о Восточной Сибири». Ее запоем читали, например, ссыльные декабристы. Известны и другие труды Мартоса. Его первым крупным переводом с латинского стала «История Александра Македонского» римского хрониста Квинта Курция Руфа. Он перевел с немецкого «Историю Семилетней войны» Архенгольца. Кроме того, Мартос написал статьи о Суворове и античных историках. «Я всегда думал, – отмечал он, – что знание древних классических авторов, которые своими прекрасными уроками внушая любовь к Отечеству и просвещению, дух мужества и высокое стремление к добродетели, составляет главную потребность воспитания. Они суть те маяки, которые на бурном океане жизни отводят человека от нравственного крушения».

Написал он и «Историю Малороссии», которую цензура не допустила к печати. В журнале «Северный архив» появилось лишь несколько фрагментов этой книги. В 1821 году Мартоса, который был еще и приятелем Гоголя, избрали членом Вольного общества любителей словесности, наук и художеств.

 

Господин статский советник

После Сибири Алексей Иванович успел послужить в Новгороде, Петербурге и Вильно. Наконец, в 1833 году он поступил в ведомство Комиссариатского департамента, что через несколько лет привело его в город Ставрополь. 7-го апреля 1837 года он был назначен управляющим Ставропольской комиссариатской комиссией. Уже осенью того же года его ожидало серьезное испытание. В город прибыл Николай I, пожелавший посетить «вещевой магазин» местного комиссариата. Судя по всему, высочайший визит прошел на «ура». Алексей Мартос смог достойно принять государя и с лучшей стороны показать ему интендантский быт бывшей крепости. В память сего знаменательного события он украсил здание Комиссариатской комиссии в Ставрополе чугунной доской с соответствующей надписью.

Дореволюционный биограф Мартоса писал о высокой оценке его работы: «Неся службу ревностно и неутомимо, Алексей Иванович в 1837 году, в звании управляющего, удостоился получить две награды: 16-го июля – орден Святого Станислава 2-й степени за отлично-усердную и ревностную службу и неутомимые труды, засвидетельствованные Военным Министром и Комитетом Министров одобренные; и 6-го сентября – чин статского советника. И до самой смерти своей, постигшей его 13-го августа 1842 года, он продолжал служить на Кавказе, в городе Ставрополе, удостоившись в последнее пятилетие получить в награду орден Святой Анны 2-й степени, украшенный короною; знак отличия за 25 лет беспорочной службы; чин действительного статского советника. Кроме всех поименованных отличий он получил еще награды за литературные труды».

Ставрополю он отдал последние пять лет своей недолгой, но плодотворной жизни. После него здесь остались его вдова и двое сыновей. Место погребения Алексея Мартоса в нашем губернском городе было, к сожалению, всеми забыто, а жаль… Такие люди заслуживают того, чтобы о них помнили.