Оказывается, быть красивой – это настоящее искусство. А еще труд и умение правильно выбирать косметолога. К счастью, медленно, но верно уходят в прошлое неподвижные филлерные «покерфэйсы», гипертрофированные губы и излишне «тюнингованные» фигуры. В тренде естественная красота и разумный подход к самовосприятию. Это происходит во многом благодаря таким людям, как Марина Владимировна Кошель — врач с большой буквы, ведущий специалист Академии Медицинской Косметологии, кандидат медицинских наук, доцент кафедры дерматовенерологии и косметологии, сертифицированный тренер ведущих косметологических компаний. В преддверии торжественного открытия АМК мы решили поговорить с ней об эстетических тенденциях и новинках современной дерматовенерологии и косметологии, личном опыте, принципах и многом другом. Подробности – в самом главном интервью майского номера.

 

 — Марина Владимировна, Вы – представитель известной врачебной династии. А стоял ли перед Вами вопрос выбора профессии, или все было решено за Вас? Как вообще становятся врачами?

— От большой любви. Любви к людям и к тому, что делает их жизнь лучше и легче. Решал ли кто-то за меня, кем мне быть? Нет. Я с детства мечтала быть врачом и учителем и сделала все, чтобы осуществить свои мечты: сразу после окончания медицинского университета пришла работать на Кафедру дерматовенерологии и косметологии и совершенно гармонично совместила и дерматовенерологию, и косметологию, и преподавательскую деятельность. И продолжаю совмещать вот уже шестнадцать лет.

 

 — А для чего Вам преподавать? Это же огромная ответственность – учить кого-то. Были бы просто хорошим доктором…

— В нашей профессии так не бывает! Если ты работаешь на клинической кафедре, то должен не только лечить, но и учить. То есть накопить огромный практический опыт, знания и суметь передать все это тем, кто идет в медицину за тобой. И для меня это очень важно, потому что настоящий учитель, наставник не имеет права быть только теоретиком: если тебе необходимо объяснить сложные вещи, ты должен сначала сам в них разобраться, все досконально исследовать и только потом, когда лично тебе становятся понятны все тонкости и нюансы, ты имеешь право обучать этим вещам других.

 

 — Почему именно дерматология?

— Потому что это красота. Это то, что человек презентует миру и окружающим в первую очередь. И когда с кожей проблемы, то это недвусмысленный сигнал к тому, чтобы обратить особое внимание на свое внутреннее состояние, на здоровье в целом.

К тому же, мне очень хочется, чтобы философия настоящей, естественной красоты наконец-то снова вошла в моду. Мне весьма импонирует высказывание швейцарского врача, признанного эксперта в области эстетической и антивозрастной медицины Марвы Сафы. По-английски это звучит так: «No duck lips. No frozen faces. Only natural style», что в переводе означает: «Никаких утиных губ, никаких «замороженных» лиц», только натуральный стиль». То есть критерии красоты – это не гипертрофированные чрезмерным фейслифтингом и фейсбилдингом лица, а здоровая кожа, здоровые ногти и здоровые волосы. Ну и, конечно, здоровая душа, потому что красота – это осязаемое воплощение гармонии.

Однажды Сократ обратился к прекрасно сложенному молодому атлету: «Скажи что-нибудь, я хочу тебя увидеть». Именно увидеть, а не услышать, понимаете? Суть этой фразы в том, что впечатление о человеке, его целостный образ формируется исходя не только из красоты внешней, но и красоты внутренней, духовной и душевной. Поэтому очень важно то, как человек говорит, как он образован. И всему этому можно и нужно научить, рассказать, как быть красивым внешне и гармонично развитым духовно, объяснить, из каких «кирпичиков» строится красота. Эта позиция определяет и мое отношение к пациентам.

Про приоритеты: «Говорят, что врач только тогда начнет зарабатывать, когда перестанет дружить с пациентом. У меня все наоборот: для меня в приоритете не финансовая выгода, а личные взаимоотношения. Я хочу, чтобы мои пациенты были моими друзьями. Хочу привнести что-то светлое, хорошее в жизнь людей, которые меня окружают, дать им кусочек счастья. И я это могу».

 

 — С Вашим врачебным кредо все понятно. А какой Вы преподаватель?

— Когда я провожу занятия со студентами, то не бывает такого, чтобы я что-то запрещала, за что-то наказывала. Как только они приходят на Кафедру дерматовенерологии и косметологии, то сразу сообщаю им, что у них теперь «санаторно-курортный режим», и даже разрешаю не ходить на занятия. Но приходят все до одного! Потому что им интересно, и они чувствуют, что к ним относятся с любовью, ведь если преподаватель не любит своих студентов, то, поверьте, они ответят ему такой же «взаимностью».

На базе Академии Медицинской Косметологии будет открыт филиал Кафедры дерматовенерологии и косметологии СтГМУ, где мы собираемся обучать косметологов, давать им первичную специализацию. И в АМК студенты смогут проходить не только обучение, но и получать практические навыки. Это, конечно, огромный труд и гигантская ответственность, но я к этому готова. И готова уже много лет.

 

 — Расскажите подробнее об Академии Медицинской Косметологии…

— За многие годы существования Кафедры никак не находилось места, где мы могли бы организовать для курсантов – будущих врачей-косметологов – хорошую клиническую базу, где они могли бы приобретать навыки использования аппаратов, препаратов эстетической медицины и делать это, что называется, в условиях, максимально приближенным к реальности. Посмотрите, кто сейчас обучает косметологов работе с новыми аппаратными и  инъекционными методиками? В основном, торговые представители фармкомпаний или компаний-производителей, выдающих непонятные сертификаты, которые никак не проверишь. Этого быть не должно, и такие тенденции надо ломать.

Наша задача – полностью изменить формат получения профессии косметолога. На самом начальном этапе мы «просеем» всех желающих, отберем самых лучших – «золотые крупинки», дадим им все самое лучшее, новое и передовое, подтвердив их знания и умения сертификатом государственного образца. Это позволит изменить отношение как к самой профессии косметолога, так и к тому, чем он занимается и как он это делает. Мы поднимемся над так называемой «рыночной косметологией», в которую приходят люди, руководствующиеся принципом «купить подешевле, продать подороже» и не думающие о возможных последствиях и том ущербе, который могут нанести здоровью неквалифицированные действия или непрофессиональная работа.

Сегодня часто приходится сталкиваться с ситуациями, когда так называемые «косметологи», не знающей ни особенностей дермы, ни специфики аппаратного и фармакогологического воздействия, допускают серьезные врачебные ошибки, ценой которых становится не только внешний вид, но и здоровье их пациентов. Это просто недопустимо! Как ребенок, не знающий азбуки, не может читать, так и врач, не имеющий элементарных профессиональных знаний и навыков, не может врачевать! Однако доказать, что причиной негативного результата или осложнения после косметологической манипуляции стала именно врачебная ошибка, к сожалению, очень сложно. Но главное даже не это. Гораздо важнее предупредить возникновение даже самой возможности таких ошибок. А для этого, еще раз повторю, необходимо создавать особое образовательное пространство, позволяющее растить высокопрофессиональные кадры, и формирующее культуру отношения к пациенту, основанную на индивидуальном подходе.

В том числе и с этой целью на базе медицинского центра Академии Медицинской Косметологии планируется создание экспертный совет, который будет производить экспертизу нежелательных явлений, экспертизу косметологических ошибок. Человек будет знать, куда ему идти: он придет к нам в Центр, и мы его осмотрим и дадим экспертное заключение.

 

 — Марина Владимировна, Вы затрагиваете тему, очень неудобную для некоторых представителей местной сферы эстетики и косметологии…

— Для меня как для врача, специалиста и доцента Кафедры косметологии и дерматовенерологии Ставропольской государственной медицинской академии нет и не может быть неудобных тем. СтГМА – не просто образовательное учреждение высокого уровня, но и флагман медицинских услуг и научных технологий. И именно здесь каждый добросовестный косметолог нашего края каждые 5 лет обязан подтверждать свою квалификацию и продлевать свой сертификат. Наши двери всегда открыты для тех, кто стремиться обучиться чему-то новому, повысить свой профессиональный уровень.

 

 — Вернемся к Академии. В чем особенности ее формата? Чем она отличается от уже существующих центров эстетической медицины?

—  У нас нет цели с кем-то себя сравнивать или конкурировать. Основная особенность АМК в том, что это одновременно и образовательный центр, и клиническая база. Причем, база не только косметологическая. Я как доктор с большим стажем понимаю, что причины любых дерматологических проблем, в том числе и возрастных изменений, кроются в нарушении работы внутренних органов и систем. Поэтому в Академии будут вести прием такие специалисты, как аллерголог-иммунолог, гинеколог-эндокринолог, офтальмолог, будут работать кабинеты узкой диагностики, например, кабинет УЗИ. Любой желающий, будь то мужчина, женщина, ребенок или подросток, сможет получить квалифицированную помощь и лечение самого широкого спектра заболеваний. Все это быстро, максимально комфортно и в режиме «одного окна».

Про миссию Академии Медицинской Косметологии: «Наша миссия – дать понять людям, что теперь в нашем городе есть место, где их примут с распростертыми объятиями, отнесутся с пониманием, деликатностью и уважением и приложат все свои силы, ресурсы и старания, для того чтобы помочь».

 

 — То есть здоровье важнее красоты?

— Они равнозначны. Более того – одно невозможно без другого. Мы осознанно расширили спектр своих услуг, чтобы решать не только узконаправленные проблемы. Но, конечно же, наша основная сфера – это красота, стиль и мода. Что касается лично моего мнения, то для меня модно быть немодной! Удивлены? Напрасно!

Человек прекрасен всем тем, что дано ему природой. И портить все это искусственными привнесениями в угоду стереотипам, которые, как мы знаем, не всегда эстетичны, а порой и откровенно опасны, — настоящее кощунство. А вот поддержать и сохранить свою естественную красоту – единственное, на мой взгляд, правильное решение. И обязанность грамотного косметолога и дерматолога – предложить те самые методы, которые позволят это сделать.

Что касается маниакального стремления многих женщин «стереть» с лица свой возраст, то оно тоже, мягко говоря, неразумно, а иногда и смешно. Когда взгляд полон пережитыми ощущениями и житейской мудростью, а застыло искусственно гладкой маской без единой морщинки, получается неприятный «диссонанс», создающий весьма отталкивающее впечатление…

Жизнь слишком коротка, чтобы тратить ее на стремление быть похожим на кого-то другого. Когда ко мне приходит пациентка, показывают фото своей подруги и говорит: «Сделайте мне такие же губы, как и у нее», то я стараюсь переубедить человека и грамотно подчеркнуть ее собственную красоту. Самый главный урок, который нам всем нужно выучить, — это научиться быть похожими на самих себя, и стремиться менять не свою внешность, а отношение к миру — с негативного на позитивное.

 

 — И какие тренды и тенденции в связи с этим Вы как эксперт и сертифицированный специалист в antiage индустрии собираетесь развивать? Например, в последнее время все чаще говорят о том, что аппаратная косметология вытесняет инъекционную. Так ли это, и если так, то, получается, совсем нужно отказаться от «уколов красоты»?

— Нет, это не совсем так. Я еще раз повторю: я не декларирую требований отказаться от чего-либо, я лишь пытаюсь создать тренд разумного подхода, популяризировать правильное понимание красоты и ее философию.

Что касается того, что аппаратную косметологию предпочитают инъекционной, то, на мой взгляд, эта тенденция обусловливается расширением ниши, которую занимают современные физиотерапевтические методы. Думаю, это связано с тем, что технические возможности аппаратов растут, а пациенты все чаще хотят получать отличные результаты без следов инъекций. К тому же, не будем забывать, что среди клиентов клиник все больше мужчин – они прогрессивны в своих взглядах, имеют активную социальную позицию и нередко успешны в карьере. Их внешность является показателем здоровья и социального статуса. Инъекционные методики у данной категории пациентов зачастую малоприменимы. Но зато мужчины с радостью выбирают малотравматичные аппаратные методы воздействия.

Например, весьма популярен ультразвуковой SMAS-лифтинг, воздействующий на поверхностную мышечно-апоневротическую систему – своеобразный каркас для мягких тканей лица. Процедура проводится на современном аппарате ULTRAFORMER, который есть в Академии Медицинской Косметологии и на сегодняшний день является одним из самых ярких «представителей» инновационной методики HIFU-терапии (High Intensity Focused Ultrasound – «Высокая интенсивность сфокусированного ультразвука»). Эта методика обеспечивает выраженный, длительный нехирургический лифтинг, уменьшение морщин, улучшение качества кожи и устранение рубцов. Аппарат, в основу работы которого положена парадигма передовой технологии, имеет мультифункциональные катриджи, работающие по принципу микро- и макросфокусированного ультразвука. За счет различных частот катриджей достигается воздействие как на кожу, так и на мышечно-апоневротический слой, а специальная частота 2 МГц позволяет воздействовать на подкожно жировую клетчатку, фракционно уничтожая жировые клетки. Различная глубина воздействия на слои дает высокие клинические результаты. Кроме того, процедура проходит быстро, предельно точно и безболезненно.

 

 — Значит, аппараты все-таки способны заменить скальпель хирурга?

— Конечно, особенно у пациентов с начальными возрастными изменениями и противопоказаниями к хирургическому вмешательству. Многие наши пациенты опасаются деформации тканей, рубцов, наркоза. Всех этих недостатков лишена процедура ULTRAFORMER. Разработан протокол сокращения объемов кожного лоскута шеи, верхнего и нижнего века, мочек ушей. Не стоит забывать и о том, что кроме ощутимого омоложения и лифтинга тканей метод безопасно и эффективно уменьшает объем подкожно жировой клетчатки, в том числе на ограниченных участках – щеках, подбородке, в области колена.

Возвращаясь к инъекциям, отмечу, что эпоха бесконтрольного применения гиалуроновой кислоты и других веществ в качестве имплантов наконец-то проходит, чему я очень рада. Ведь в погоне за уходящей красотой косметологи зачастую вводили пациентам избыточные объемы таких препаратов, лишая пациентов их индивидуальных черт, создавая бесформенные, малопривлекательные лица — нередко отечные, утратившие как четкий абрис, так и естественные, необходимые складки, они становились похожими одно на другое.

 

 — ULTRAFORMER  предназначен только для работы с лицом?

— Нет, специализированные катриджи позволяют получать подтяжку кожи, устранять дряблость, уменьшать объем подкожной клетчатки в таких проблемных зонах, как живот (особенно после родов), околопупочная область, внутренняя поверхность плеча, бедер.

 

 — Потрясающе! А это самостоятельная процедура или она должна сочетаться с какими-то другими методами?

—  Это самостоятельная процедура, однако при этом она прекрасно сочетается с введением гиалуроновых филлеров, биоревитализантов, плазмолифтингом, ботулинотерапией, фото- и лазеротерапией. Грамотно разработанный врачом-дерматокосметологом индивидуальный курс таких воздействий позволяет получить высокие результаты в коррекции возрастных изменений.

 

 — А как же пациенты, которым вообще малоприменимы косметологические процедуры? В профессионализме и ответственности специалистов АМК нет никаких сомнений, но все же — что делать, например беременным, кормящим, да и просто тем, чья жизненная философия или внутренние страхи не допускают инъекционных процедур? Неужели они оказываются «не у дел»?

— Совсем нет. И для таких пациентов в Центре предложены подходящие комфортные, нетравматичные и при этом высокоэффективные процедуры, не требующие реабилитации. Одной из таких является аппаратное воздействие Dermadrop — единственная технология, которая позволяет вводить гиалуроновую кислоту, витамины, микроэлементы и аминокислоты в глубокие слои кожи без инъекций. Трансдермальное введение биорепарантов серии  Dermadrop, осуществляемое за счет высокого давления кислорода, позволяет достигать глубины 3,5 мм – то есть непосредственно  в кожу — и запускать процессы регенерации. Такая процедура показана до и после инъекций и аппаратного воздействия, пациентам с чувствительной, молодой кожей. На данный момент это самая эффективная уходовая и антивозрастная методика, применимая у беременных и кормящих.

 

 — Вводится чистая гиалуроновая кислота?

— Не совсем так. Специализированные сыворотки, включающие LP3-комплекс, схожий по строению с липидными пластами рогового слоя кожи, позволяет препаратам различного состава беспрепятственно, со сверхзвуковой скоростью проникать именно туда, куда нужно. Так, в нашем распоряжении целая линейка составов, которые позволяют решать такие проблемы, как сухая, обезвоженная, тусклая и атоничная кожа, морщины, лечить акне и постакне, пигментацию, купероз и себорею, бороться с последствиями агрессивного воздействия окружающей среди и свободных радикалов, интенсивно увлажнять и питать кожу, стимулировать синтез молодого коллагена и эластина.

 

—  А как же уже зарекомендовавшие себя методики? Неужели они остались далеко в прошлом?

— Конечно, нет! Специалисты АМК проанализировали представленное на современном косметологическом рынке оборудование и остановили свой выбор на мультифункциональной платформе Viora V-20. Этот аппарат имеет специализированные манипулы-насадки, которые позволяют решать все насущные эстетические проблемы. Так, насадка V-ST, работающая по запатентованной технологии СORE по трем отдельным радиочастотным каналами, и насадка V-Form, усиленная вакуумным воздействием, позволяют выполнять усадку кожи лица и тела и достигать омоложения, лифтинга тканей, коррекции рубцовых изменений. Манипула V-IPL (PCR™)  с пятью сменными фильтрами  обеспечивает полный спектр лечения всех типов кожи и даже удаление нежелательных волос.

 

— Еще один очень важный и деликатный вопрос – вопрос профессиональной репутации. Вы рассказали о самых деликатных, но при этом эффективных методах косметологии, но ведь не всем косметологам экономически выгодно именно поддерживать естественную красоту пациента, и зачастую финансовый бонус перевешивает и здравый смысл, и противопоказания…

— Создание Академии Медицинской Косметологии – это еще один своеобразный «кирпичик» в основание репутации косметологов и дерматовенерологов. Да, совсем недавно и я наблюдала тенденцию, когда косметологами становились, что называется, на «пустом месте» — в эстетистов переквалифицировались гинекологи, эндокринологи и даже стоматологи. Знаете, мне было обидно за то, что обесценивался огромный пласт знаний и опыта. Получалось, что для того чтобы работать в сфере медицинской косметологии не нужно проходить такой долгий путь, изучать строение и особенности кожи, выяснять, как функционирует каждая ее клеточка… Но ведь это не так! Чтобы исправить ситуацию, вводится жесткий отбор по профессиональным направлениям еще на первых курсах Медуниверситета. Если уж определился со специальностью, то будь добр посвятить ей все свое время и силы, а не скачи с профиля на профиль в поисках «выгодной и легкой доли».

Репутация нарабатывается годами, а теряется за мгновение. И создаем ее не мы, а люди, которые нас окружают. Она складывается из отзывов наших пациентов, нашего поведения, действий и поступков, отраженных в их впечатлениях. Есть такое выражение: «Клиент на всю жизнь». А он появится у врача только в том случае, если будет знать, что его не обманывают, им не пренебрегают, за него переживают и делают для него все возможное. И невозможное тоже. Мои пациенты – это мое богатство. Это мои друзья.

На мне лично ответственность гораздо больше, чем на ком бы то ни было. Я несу ее с того самого момента, когда только переступила порог университета. Причина этого — и преемственность поколений, о которой мы говорили в самом начале, и все мои учителя, которых я просто не имею права подвести, и, конечно же, мое личное отношение к людям. Ведь настоящий косметолог должен быть в первую очередь хорошим психологом, и самое главное для него – дать человеку шанс найти себя, обрести уверенность в себе… Да, что-то можно изменить при помощи игл, аппаратов и препаратов, например, добавить ярких красок в «портрет», но основное – это огромная просветительская работа.

Я против агрессивного вмешательства во внешность. Косметология – одна из самых передовых наук, которая обладает практическими космическими технологиями – малоинвазивными, нетравматичными, но при этом высокоэффективными и работающими на клеточном уровне. Нужно лишь своевременно начинать их применять и не нарушать законы естественной эстетики!

 

 — Марина Владимировна, Вы просто переворачивает взгляд на мир в целом и некоторые вещи в частности! Хочется доверится специалистам Академии Медицинской Косметологии и все современные технологии сразу же попробовать на себе…

— Я рада, что смогла Вас так вдохновить и, пользуясь случаем, хочу обратиться к нашим любимым пациентам: не теряйте оптимизма и в стремлении улучшить свою внешность не забывайте о главном современном тренде  —  естественности, красоте и здоровье. Тогда полученные результаты никогда Вас не разочаруют.

Про жизненные установки:  «Никакая пластическая хирургия не способна избавить вас от страха восприятия себя как личности, и всегда найдется кто-то моложе и сексуальнее. Поэтому остается только одно: любить себя, принимать и беречь себя такими, какие мы есть, позитивно смотреть на этот мир, дарить радость и тепло своим близким».