Интерес к дискуссионным клубам нашего журнала растет, а вместе с этим увеличивается диапазон обсуждаемых в нем тем. На этот раз участниками клуба стали депутат Думы Ставропольского края Виктор Иванович Лозовой, заместитель министра экономического развития Ставропольского края Сергей Александрович Крынин, генеральный директор Юридической компании «Разумов и Партнеры» Павел Владимирович Разумов, главный госналогинспектор контрольного отдела Управления Федеральной налоговой службы России по Ставропольскому краю Дмитрий Олегович Ильтинский. В горячей дискуссии каждый выразил свое видение проблем, о которых можно спорить бесконечно.

– Министерство экономического развития предлагает новый вид государственной поддержки предпринимательства в форме участия в капитале инвестора инвестиционного проекта. Но некоторые предприятия, нуждающиеся в финансировании, беспокоятся по поводу того, что государство автоматически получает право на долю в прибыли. Прокомментируйте данную ситуацию с точки зрения своего опыта.
Сергей Крынин: Непонятно, чего боятся представители бизнеса. Контрольный пакет остается у владельца предприятия. По условиям госпрограммы, государству должно принадлежать не менее 25% и 1 акции в АО или соответствующей доле уставного капитала в ООО, все зависит от объема вкладываемых средств и размера уставного капитала. Да, какие-то полномочия у государственного инвестора будут, но ведь и он рискует, вкладывая финансовые средства.

Павел Разумов: Возможно, опасения связаны с тем, что раньше при поддержке государства такие прецеденты возникали. Как юристу мне приходилось сталкиваться с ситуациями, когда миноритарные собственники теряли практически все права на принятие каких-либо решений. Достаточно вспомнить права «золотой акции», когда ни одно решение в компании не принималось без ведома Министерства имущественных отношений.

Сергей Крынин: Сейчас ситуация другая. Могу привести пример: в Карачаево-Черкессии при аналогичной форме государственной поддержки в течение года реализовывался проект. По истечении срока, отведенного на его реализацию, государство уже не предъявляет каких-либо особых требований, кроме тех, которые распространяются на все субъекты предпринимательства. Мы видим положительные результаты. Так, на заседаниях межведомственной рабочей группы при Минкавказе России к реализации в 2018 году одобрены 4 инвестиционных проекта Ставропольского края общей стоимостью 2,3 млрд. рублей, из них бюджетные ассигнования – 532 млн. В результате реализации данных проектов будет создано около 300 рабочих мест.

– Процедура распределенного реестра на базе технологии блокчейна вызывает массу споров и недоверия как у обывателей, так и у специалистов. Давайте взвесим все «за» и «против»?

Сергей Крынин: Мы можем относиться к этому хорошо или плохо, но распределенный реестр уже есть. Главное, чтобы правила его внедрения были продуманы и грамотно использованы.

Павел Разумов: – Это действительно важно. Бесспорно, технология «блокчейн» упрощает многие процедуры оформления и исполнения сделок. Минимизирует предпринимательские риски. Позволяет поставщикам и покупателям заранее оговаривать условия сотрудничества. Это бизнес-технология будущего, которая действует уже сейчас.

Виктор Лозовой: Я бы вернулся к обсуждению этого вопроса через несколько лет. Ведь опыт всегда показывает, насколько жизнеспособно нововведение. Но уже видны плюсы. Нам осталось их только оценить.

Дмитрий Ильтинский: Действительно, все покажет время. Хотя и сейчас на других примерах автоматизации и упрощения процедур мы можем наблюдать, как уходит предвзятость в отношении многих явлений.

– Вопрос о правилах размещения наружной рекламы на улицах города поднимался властями и жителями краевой столицы неоднократно. Были периоды строгой борьбы с нарушителями, но ситуация опять выходит из-под контроля. Как быть и можно ли с этим бороться? Какие меры наказания предусмотрены?

Виктор Лозовой: В 2003 году был принят закон о нормах использования русского языка для вывесок и наружной рекламы. За их нарушение следовало соответствующее наказание. И я считаю, что это правильно хотя бы с позиций гражданственности и патриотизма. Ведь мы живем в России, и ценность русского языка нельзя умалять в угоду иностранным словам. Хотя я понимаю, что для сетевых компаний выбор в названии невелик. Но данный закон упразднили.

Павел Разумов: Сейчас на уровне муниципального образования установлены нормы, которые жестко регламентируют условия размещения наружной рекламы. Собственникам необходимо согласовывать с администрацией города паспорт фасада здания. Такие меры способствуют улучшению облика города. Да и сами жители давно изменили свое отношение к наружной рекламе. Сегодня это уже не просто плакаты и растяжки, а неоновые вывески. С одной стороны, это явление весьма позитивно. Но проблема в том, что требование к соблюдению норм иногда невозможно выполнить по объективным причинам. К примеру, необходимо устанавливать настенные панно в пределах фасада, не выше линии перекрытий между первым и вторым этажами. Но зачастую как раз в этих местах проходит газовая труба. У газовой службы возникают свои претензии, ведь нельзя перекрывать доступ к газопроводу. Собственник не поймет, как ему быть в такой ситуации. Это, на мой взгляд, надо доработать.

– Перейдем к сфере защиты прав потребителей. Отсутствие у предпринимателей кассовых аппаратов не всегда влечет за собой юридическую ответственность. В каких случаях ее можно избежать? И что, на самом деле, дает наличие кассового чека у потребителя товара и услуги?

Дмитрий Ильтинский: Мы находимся в переходном периоде. С 1 июля 2017 года все кассовые аппараты переведены на новую систему применения – они стали в онлайн-режиме передавать данные в адрес Федеральной налоговой службы. Эта технология позволяет оценить «прозрачность» бизнеса – если налогоплательщику нечего скрывать, то он может не опасаться нежданных проверок со стороны контролирующих органов. Закон применения кассовой техники описывает случаи, когда налогоплательщик вправе вести свою деятельность без кассового аппарата. С 1 июля 2018 года обслуживание с кассовым аппаратом должно будет осуществляться в местах общественного питания и точках розничной торговли независимо от того, являются ли их владельцы юридическими лицами или ИП. Особые условия предоставляются налогоплательщикам, ведущим свою деятельность в так называемых «труднодоступных местностях» – там выдаются соответствующие документы по требованию покупателя. А наличие кассового чека повышает уровень защищенности прав потребителя и упрощает возможность их реализации.

– Острым является и земельный вопрос. Переоценка кадастровой стоимости земли вызвала массу споров и недовольства со стороны собственников земельных участков. Для многих налог на землю стал просто неподъемным.

Виктор Лозовой: Могу прокомментировать ситуацию как председатель Комиссии по урегулированию спорных земельных вопросов в Ставропольском крае: Министерство имущества края проделало огромную работу не только в плане документации, но и в плане оценки земли по ряду показателей – составу почвы, ее плодородию и другим характеристикам. Исходя из этих критериев устанавливается кадастровая стоимость. Конечно, возросший налог на землю для мелких крестьянско-фермерских хозяйств стал ощутимее. Более крупные собственники быстро сориентировались, сделали независимую кадастровую экспертизу и оспорили в Арбитражном суде установленную Минимуществом стоимость. На сегодняшний день не полностью раскрыт потенциал земли в рамках налогообложения. Но быть собственником земли, на мой взгляд, гораздо выгоднее, чем арендовать ее. Потому что она всегда будет иметь свою ценность.

Павел Разумов: Сейчас процедура оспаривания кадастровой стоимости гораздо сложнее. Могу судить об этом по личному опыту. Оценка земельных владений и последующая судебная экспертиза отчетов в суде – действительно затратное дело. Но у собственника всегда есть выбор: делать это самостоятельно или обратиться к профессионалам. Честно говоря, вопросы, поднятые на обсуждении, на сегодняшний день, наверное, одни из самых острых. Для того чтобы их более подробно рассмотреть, одного дискуссионного клуба мало. Я очень надеюсь, что это не последняя наша встреча, ведь, как известно, истина рождается именно в споре.