Когда цена и ценность — не одно и тоже? Когда стремление сэкономить противоречит здравому смыслу? Что такое потребительский экстремизм и как с ним бороться? Эти и другие, не менее актуальные вопросы были обсуждены в дискуссионном клубе Pro, собравшем 2 марта в ресторане «Орегано» руководителей салонов красоты и представителей государственных ведомств.

В жаркой дискуссии, ставшей отправной точкой борьбы за права и интересы лицензированных маэстро beauty-индустрии, участвовали директор салона красоты «Велонда» Жанна Никоненко, главный врач косметологической клиники «София» Наталья Плигина, директор салона красоты «Gilsy» Кристина Чувашова, управляющая салона красоты «Gilsy» Марина Охтаненко, руководитель сети маникюрных салонов «Стрекоза» Ольга Четвергова, заместитель начальника отдела санитарного надзора Управления Роспотребнадзора по Ставропольскому краю Людмила Иванова, заместитель начальника отдела защиты прав потребителей Управления Роспотребнадзора по Ставропольскому краю Ольга Стрельникова, главный специалист отдела лицензирования Министерства здравоохранения Ставропольского края Татьяна Гоголева, заместитель начальника отдела налогообложения юридических лиц УФНС России по Ставропольскому краю Василий Решетов, главный госналогинспектор контрольного отдела УФНС России по Ставропольскому краю Дмитрий Ильтинский и специалист отдела регистрации и учета налогоплательщиков УФНС России по Ставропольскому краю Ирина Хорешкова.

— Меняя салон красоты на мастера «по знакомству», полезно знать о том, кто вправе предлагать «услуги по преображению» своим клиентам. А самое важное — в каких условиях они должны предоставляться…

Татьяна Гоголева: — Осуществлять медицинскую деятельность в рамках косметологии могут индивидуальные предприниматели или юридические лица, имеющие соответствующую лицензию. Получить ее можно, предоставив заявление и ряд документов о соответствии зданий, строений, сооружений санитарно-эпидемиологическим требованиям, наличии специального оборудования, зарегистрированного на территории Российской Федерации в установленном порядке, соответствующих сертифицированных кадров. Согласно имеющимся направлениям в косметологии,  законодательство предъявляет особые требования как к перечню оборудования, так и  к контролю качества проведения косметологической процедуры и безопасности медицинской деятельности. Только при выполнении всех этих нюансов соискателю выдается лицензия.

Людмила Иванова: — Управление инспектирует вопросы соблюдения санитарно-противоэпидемического режима и защиты прав потребителей  при оказании услуг как в медицинских организациях, так и в учреждениях коммунально-бытового обслуживания. Однако требования действующих санитарных правил предназначены для юридических лиц и индивидуальных предпринимателей,  осуществляющих соответствующие виды деятельности.

Конечно, процедура, проведенная вне асептических условий, может привести к заражению инфекционными заболеваниями. Кроме того, не известно процедуры проводятся с использованием каких средств, соблюдение сроков их годности, условий хранения.  Поэтому следует обратиться к населению, быть осмотрительными, не подвергать себя риску инфицирования и получения некачественной услуги.

Жанна Никоненко: — Перечисленные требования мы давно знаем и соблюдаем. Мы – владельцы салонов, которые официально ведут свою деятельность и несут ответственность перед клиентами.  Я, к примеру, в этом бизнесе уже 22 года. Хочется остановиться на проблеме с персоналом. Ни для кого не секрет, что в «Инстаграм» можно найти информацию о предоставлении любых косметологических услуг, которые предлагаются без соответствующих документов. Чаще всего эти «подпольные косметологи» —  те специалисты, в которых мы вкладывали деньги и время. Сегодня они без зазрения совести принимают пациентов у себя дома. Я сильно сомневаюсь, что они соблюдают предусмотренные медицинские требования и следуют букве закона.   А ведь мы вкладываем огромные средства на обеспечение стерильности салонных инструментов и соблюдения всех санитарных норм! И в стоимость салонной услуги мы закладываем расходы на весь комплекс антисептических мер. Конечно, разница в цене между салоном и «надомниками» для клиента весьма ощутима, но ведь это объективное ценообразование! Жаль, что не все клиенты понимают или хотят понимать это.

Наталья Плигина: — Мы используем аппараты европейского качества, прошедшие необходимое тестирование по безопасности и дающие соответствующие гарантии. Вся косметологическая техника имеет регистрационное удостоверение. Косметологи-нелегалы используют аппараты, не прошедшие клинических  испытаний и не имеющие доказательств эффективности и безопасности!

Кристина Чувашова:  — Мне встречались косметологи, которые купили аппарат фото- или лазерной эпиляции на «Али Экспресс». Там много подобного оборудования. Но где гарантия, что оно безопасно и эффективно? В салонах и клиниках используется косметологическое оборудование с регистрационным удостоверением Минздрава РФ, так как каждый владелец обязан обеспечить персоналу и клиентам необходимую безопасность во время процедур. Кроме этого, зарегистрированные аппараты гарантируют высокую эффективность применяемых методик.

Ольга Четвергова: — Доходит ведь до курьеза. Мало кто знает, чем отличается ультрафиолетовый шкафчик от сухожарового стерилизатора. Некоторые клиентки принимают одно за другое и даже не подозревают об опасности своей дезинформированности. А об этом надо говорить…

Кристина Чувашова: — Я думаю, что функция контроля над мастерами тоже дает определенные гарантии. Не каждый мастер ответственен перед клиентом за стерилизацию. В салоне все это возведено в систему и делается по умолчанию. Клиент, предпочитающий обслуживаться не в салоне, рискует своим здоровьем, учитывая то, что есть такие заболевания,как СПИД, гепатит и другие инфекции.

—  Есть ли решение проблемы?

Людмила Иванова:— У службы отсутствуют полномочия по выявлению фактов предоставления на дому  персональных бытовых или медицинских  услуг. Осуществление предпринимательской деятельности без   государственной регистрации в качестве индивидуального предпринимателя или без государственной регистрации в качестве юридического лица квалифицируется ст. 14.1 КоАП РФ. Принимать меры административного воздействия по указанной статье, полномочны должностные лица органов внутренних дел (полиции).

Закон о защите прав потребителей регулирует отношения между физическими и юридическими лицами. В данных ситуациях отношения устанавливаются между двумя физическими лицами, а без заключения договора мастер не несет ответственности перед потребителем.

Дмитрий Ильтинский:— Статья 14.1 Кодекса об административных нарушениях работает, но не всегда. Для незарегистрированных предпринимателей, ведущихнезаконную деятельность, предусмотрены штрафные санкции в размере от 500 до 2000 рублей.  Соответствующие дела рассматриваются в суде, и ответчик привлекается или не привлекается к ответственности на усмотрение судьи.  При этом необходимо доказать систематичность оказания услуг.

Василий Решетов: — Доказательства должны быть основательными. Реклама, распространенная в социальных сетях, доказывает лишь намерение осуществить услугу. Это не факт, что услуга оказана. И фото не является свидетельством. Они могут быть сделаны раннее или взяты у другого мастера, который работает официально и под контролем. Но хорошо, что вы поднимаете эти вопросы. Дело в том, что так называемого неофициального бизнеса сегодня очень много, и не только в сфере салонных услуг. К примеру, мы систематически рассматриваем жалобы на нелегальное такси. Это длится уже не один год. Но все понимают, что до тех пор, пока население пользуется этой услугой, она будет иметь спрос.  Говорите о качестве легальных услуг и последствиях нелегальных, не молчите!Поверьте, желающих ездить на дешевом такси, где водитель не проходит проверки на трезвость, его автомобиль не всегда соответствует техническим нормам, стало гораздо меньше.

— Кто из персонала имеет право выполнять косметологические манипуляции?

Татьяна Гоголева: — Медицинской сестрой по косметологии может быть специалист, имеющий среднее медицинское образование и прошедший первичную переподготовку по соответствующей специальности. Должен быть действующий сертификат того учреждения, который имеет лицензию и аккредитацию на этот вид работ.

— А как же быть с теми мастерами, которые «дрейфуют» между официальным местом работы и надомной деятельностью?

Кристина Чувашова:— Есть такая франчайзинговая «история», когда люди, к примеру, уходя от франшизы в ресторанном бизнесе, несколько лет не имеют права заниматься этим же видом деятельности. Можно ли заключать такие же договора с сотрудниками салонов красоты?

Дмитрий Ильтинский: — Эта контрактная форма договора.  Она действует в сфере гражданского права, и тут нужно быть весьма осторожными в формулировках.

Василий Решетов: — Можно написать заявление в налоговую службу о том, что мастер осуществляет нелегальную предпринимательскую деятельность.  Но обязательно нужны факты, чтобы перевести решение вопроса в правовое поле.  На сайте налоговой службы есть форма для обращения.

 — Как бороться с потребительским экстремизмом в сфере салонного обслуживания?

Жанна Никоненко: — Случаи клиентского экстремизма бывают, и  бывают часто. Поэтому между салонами уже существует «черный список» клиентов, которые не хотят платить за оказанные услуги, ссылаясь на то, что ожидали совсем другого.  В рамках салона с ним можно бороться следующим образом: мастер пишет объяснительную, к которой прилагается видеозапись камеры слежения. И когда клиенту предъявляются доказательства,  вопросы обоснованности оплаты отпадают сами собой.

Бывает и по-другому. Недавно одна клиентка, сделавшая парикмахерскую процедуру, заявила о том, что у нее пропала сережка с бриллиантом. При этом она сказала, что является племянницей очень влиятельного человека, и если ущерб не будет возмещен, у салона возникнут проблемы. Я закрыла салон и вызвала полицию. Извинения последовали тут же.

— Итак, как быть с «надомниками» и недобросовестными клиентами? Есть ли инструменты борьбы и перспективы победы?

Василий Решетов: Инструменты борьбы есть. Они прописаны в законах и нормативных актах. И каждое ведомство борется в рамках своих полномочий. По линии налоговых органов – написать жалобу об имеющихся нарушениях. Можно в несколько ведомств и даже губернатору. Но если вдруг в ходе проверки установится, что услуга оказана легально, это будет расценено как клевета.

Ольга Четвергова: — Мне кажется, оптимальным будет создание ассоциации руководителей салонов красоты.

Жанна Никоненко: — В рамках ассоциации может действовать юрист, который будет отстаивать наши интересы. И возможно коллективное обращение к Губернатору Ставропольского края Владимиру Владимировичу Владимирову. Ведь мы отстаиваем не только интересы ведущих салонов красоты, но и права потребителей салонных услуг. А они должны оставаться качественными. Ведь красота не требует жертв, она нуждается в безопасности и профессионализме.

Текст Галины Калашниковой