Италия, 90-е годы… Хрупкая девушка стояла у витрины бутика на улице Ceccarini, и ее сердце едва поспевало отбивать ритм, подгоняемое водоворотом чувств восторга и искушения. Робея, она так и не смогла переступить порог стильного магазина и лишь через стекло наблюдала, как бойкие итальянки обслуживают очередную клиентку. Та буквально утопала в роскоши предложений, лениво «перелистывая» одежду от именитых брендов точь-в-точь, как лощеные странички глянца. Это был другой мир, другая жизнь, недоступная для миллионов мечтателей. Но только не для нее – Елены Дёминой, которая привыкла достигать своих целей даже тогда, когда остальным это кажется безумной затеей.

– Елена Владимировна, говорить о прошлом просто, если ты достиг всего. Вы – создатель и идейный вдохновитель Центра «Ангел Concept», который объединил два глобальных направления – fashion и esthetic. Именно здесь гуру beauty-индустрии и маэстро мировой моды демонстрируют свое мастерство. А ведь в начале пути к успеху все кажется чудовищно сложным…

 

– Сложным – не то слово… Но главное – начать. Мой старт совпал с 90-ми.

Юная, красивая девушка, закончившая медицинский вуз и недавно вышедшая замуж, – по-моему, отличный набор, дающий прекрасные перспективы на будущее. Но на деле выходило совсем не так. Приходилось выживать, а не наслаждаться жизнью. Мы с мужем жили в квартире моей мамы, которая нас очень поддерживала. Работали не покладая рук, но получали жалкие гроши. Непредвиденная покупка, выходящая за рамки распланированного семейного бюджета, казалась неразумной роскошью. Но чувство красоты и эстетического вкуса, заложенные природой, безденежьем не отобьешь. Душа стремилась к другому… Никогда не забуду тот момент, когда мне на глаза попалась французская помада. Она стоила всего пять рублей, но этих денег у меня не было. Я могла попросить у мамы, но это было не в моих правилах. И вот тогда я дала себе зарок, что больше со мной такого никогда не повторится.

– У Вас созрел план?

– Нет. Пока это был внутренний протест, понимание того, что если смириться, то жизнь, как караван журавлей, просто пролетит мимо. Но на тот момент я ждала ребенка. Главной заботой было благополучное появление моей дочери Катюши на свет. После родов меня захлестнули материнские чувства. Это счастье безмерно, но даже тогда я прекрасно понимала –  что-то надо решать.

Как сейчас помню то чувство, когда я везла коляску с Катюшей, а сетка под коляской буквально прогибалась от тяжести детской «молочки», которую давали по талонам. Полная неизвестность того, что будет завтра, заставляла запасаться продуктами впрок, цепляться за каждую возможность…

Тогда все пытались выжить. А самый быстрый способ заработать деньги был в сфере продаж. Ни дипломы, ни защищенные кандидатские, ни прежние статусы не останавливали людей, которые шли в торговлю. На семейном совете было решено, что муж останется на госслужбе, а я, пока в декрете, попробую себя в бизнесе. Я никогда не боялась работы, не ждала чудес и быстро училась всему новому. Поэтому первая поездка в Италию за модной одеждой не казалась для меня авантюрой – скорее, это был шаг в огромный и увлекательный мир реальных возможностей.

– Италия встречала дружелюбно?

– Не совсем. После падения железного занавеса туристов из России рассматривали, как экзотических животных в зоопарке. Я чуть-чуть не застала тот период времени, когда наши земляки меняли матрешек на валюту и отправлялись по магазинам. Это потом уже итальянцы разглядели в русских девушках красоту, стать и характер. Многие мои подруги вышли замуж за итальянцев. Но меня интересовало другое – заработать денег и привезти их в семью. Это была железная мотивация.

– Первая закупка не стерлась из памяти?

– Конечно, нет. Я буквально летала по огромному складу с «этажами» коробок, глаза разбегались от ассортимента. А нужно было выбирать и не прогадать с выбором. Я взяла разные модели и все моего размера – 37-го. Он оказался самым ходовым. Итальянские туфли молниеносно разошлись среди моих подруг и клиенток. Мечта о том, что останется хоть одна пара, не сбылась. Зато спустя некоторое время у меня появились оборотные средства и первые продавцы, многие из которых спустя 20 лет продолжают работать в моей команде.

– Успех не вскружил голову?

– Нет. Я не из тех людей, которые, добившись чего-то, парят в облаках и думают, что так будет всегда. Я двигалась дальше… Но грянул кризис 98-го года. Дефолт стал оглушительным ударом, а ведь тогда мне не было и тридцати лет. За одну ночь я потеряла все, что заработала. Прилетев из Турции, где мы впервые отдыхали с мужем и дочкой, я подошла к своему отделу в универмаге и ощутила, как пустота полок, с которой покупатели сгребли буквально все по «старым» ценам, проникает ко мне в душу. Не было сил даже на слезы. Оставалось одно – обуздать эмоции и идти вперед.

Я не меняла сферу работы, так как мир моды стал для меня моим собственным миром. В стихии моды я чувствовала себя, как рыба в воде, и люди обеспеченные прекрасно это знали. Они ценили мое чувство стиля и умение выбрать из миллиона вещей одну – именно ту, которая создавала их имидж.

Я стала личным шопером. Продолжились командировки за границу – теперь не только в Италию, но и в Париж. Я летала каждые три недели, но этот период жизни далеко не связан с романтикой. Во-первых, Париж – замечательный город для тех, у кого есть «свободные» деньги. Я тратить не собиралась. А когда в столице Франции идет дождь, а вид из окон скромненького отеля открывает всю «прелесть» парижских задворков, единственное спасение – это мысли о родных. Я очень тосковала по Кате, скучала по семье.

Второе испытание – таможенный контроль. Чтобы пронести через таможню французского аэропорта так называемую ручную кладь, то есть сумки, набитые одеждой до отказа, нельзя было подавать виду, что тебе безумно тяжело. А тяжесть была непосильная – я умудрялась так «укомплектовать» сумку, что в нее помещалось до двадцати килограммов одежды. В этом мне равных нет. Как и в умении дефилировать на каблуках с увесистым багажом. Но уроки артистизма мне обошлись в большие проблемы с позвоночником.

– Такой ритм жизни наверняка изматывает?

– Изматывает до крайней степени. Но я поставила для себя цель – создать собственную компанию. Для этого надо было работать и увеличивать клиентскую базу. Я это твердо знала. И мои клиенты остались со мной. Многие уже двадцать лет прислушиваются к моим советам. Их дети выросли на моих глазах, и могу с уверенностью сказать, что их эстетический вкус – во многом моя заслуга.

Открытие бутика «Ангел» стало сенсацией. Бутик, да еще и изолированный от торговых центров и уже имеющий приличную клиентскую базу… Конкуренты пророчили провал. Я же стремилась показать, как через создание собственного стиля клиенты могут повысить самооценку, обрести индивидуальность.

В те времена иметь свой бутик, да еще такого высокого уровня, было редкостью. Но я не зарывалась, работала в зале вместе со всеми. Случались и легкие казусы, которые мне даже льстили. Как-то я подавала кофе клиентам. Стремительная походка, шпильки, тонкая фигурка и улыбка на лице видимо не выдавали моих лидерских качеств. И одна из клиенток между делом спросила: «А где хозяйка бутика?». Последовало мое признание, что это я собственной персоной. И клиентка была крайне удивлена. В России ведь понт был дороже денег, а я жила по европейским меркам.

К примеру, в Италии владелицу ресторана ничто не останавливает, и она лепит равиоли бок о бок с поварами. И это естественно – только так ты можешь отточить механизм бизнеса изнутри, довести его до совершенства.

– Открытие салона стало естественным продолжением успеха «Ангела»?

– Да, спрос, как известно, рождает предложение. А объединение в одном пространстве двух сфер, которые делают человека красивым, отдохнувшим и вдобавок работают на его имидж, казалось идеальным решением. Я всегда не только следила за модой, но и наблюдала, как развивается салонный бизнес в Европе. Конечно, тогда тон задавала Италия. Итальянские мастера, влюбленные в жизнь и в женщин до безрассудства, как никто, умели создавать образ женщины, отражая ее внутреннее состояние. Такому мастерству не грех поучиться. Я смотрела во все глаза, привозила из Италии лучшие идеи, закупала инновационные линии косметики. Выучив итальянский «на слух», просто в процессе общения, я не стеснялась спросить, похвалить, узнать мнение стилистов и косметологов о брендах косметики и оборудовании.

Конечно, медицинское образование сделало свое дело – я знала, что и как работает. До сих пор не понимаю тех женщин, которые доверяют свое лицо непонятно кому, а потом ждут хорошего результата. Нет, эстетическая медицина требует не только стерильности, но и фундаментальности знаний, которые постоянно надо пополнять.

Я нашла достойных специалистов, уровень компетенции которых постоянно растет вместе с обновлением предложений beauty-индустрии.

Такой же подход действует в сфере салонных услуг и в спа. Создание комплекса спа – это вообще отдельная история, сложенная из увлекательных путешествий, знакомств с новой культурой и особой философией, в которой через уход за телом обновляется душа. По натуре я – трудоголик, как и большинство моих клиентов, поэтому спа для меня – это возможность снять стресс, насладиться процедурой и полностью обновленной, без тени усталости, использовать новый резерв сил.

– Это внешний источник энергии. А как пополняется внутренний?

– Не имею привычки копаться в себе и заниматься самоанализом. Предпочитаю действовать. Я достигла всего, что у меня есть, благодаря трудолюбию и структурированному мышлению. Я хорошо считаю, вижу стратегию наперед и самое главное – безумно люблю то, что делаю.

Моя дочь переняла эти качества, потому что лучшее воспитание – это собственный пример. Да, она закончила колледж в Кембридже, Лондонский университет, ее диссертация – первая на очереди для публикации, но она так же, как и я в свое время, может сесть за ресепшн, а многие клиенты бутика предпочитают, чтобы именно она создавала их образ. Я каждый день наблюдаю, как раскрываются ее лидерские способности, и сегодня ее воспринимают как руководителя не потому, что она моя дочь, а потому, что она умеет организовать любой процесс и все расставить по местам. Это дорогого стоит.

– Но все же между вами есть отличия?

– Конечно. Катя абсолютно лишена стереотипного мышления, она избежала штампов, привитых нам в детстве. Европейское образование позволило сразу взять курс на другие горизонты, она свободна в своих целях и довольно легко идет к ним. Имея международные дипломы с отличием, она легко могла остаться за рубежом, но сделала выбор в пользу семейного бизнеса. И сейчас она активно занимается его продвижением.

– Кто научил Вас идти вперед, не оглядываясь?

– Мой дедушка – Александр Федорович Филимонов. Мои родители рано развелись, папа остался в Ростове, и дедушка стал для меня примером того, как несмотря ни на что человек добивается своих целей. В 19 лет он стал участником Гражданской войны и в одном из сражений, едва избежав смерти от разорвавшейся мины, получил серьезную контузию. Некоторое время он не слышал вообще. Слух восстановился, но только на 50%.

Несмотря на ограничения по состоянию здоровья он получил два высших образования в Москве и в Ленинграде, проектировал мосты, курировал самые масштабные строительные проекты в СССР. Таких специалистов в стране было единицы. Поэтому когда начались «зачистки» и повальные репрессии, он их благополучно избежал – его просто некем было заменить.

Семейные ценности позволили мне расставить правильные приоритеты в жизни. Я поняла, что такое настоящая поддержка, душевное тепло. Моя бабушка Серафима Григорьевна Филимонова создала такую атмосферу в нашем доме, что она притягивала, как магнит. Профессорская элита часто засиживалась у нас в гостях. Тогда еще девочка, я не понимала смысл долгих разговоров, которые вели интеллигентные взрослые люди, прислушиваясь к мнению моего дедушки. Но я прекрасно уяснила то, что в любой ситуации надо оставаться человеком. Всегда нужно идти вперед, сохраняя лицо, и тогда рядом с тобой окажутся такие же лидеры.

– Какие вершины еще впереди?

– Я стою на пороге нового этапа, к которому шла и подсознательно стремились всю жизнь. В ближайших планах – создать свой бренд. Опыт, который годами накапливался, идеи, которые, наконец, найдут свое воплощение – все отразится в концепции нового бренда. Есть люди, готовые меня поддержать и всячески способствовать развитию бренда.

Это, в первую очередь, Союз Русских Байеров во главе с его президентом – Еленой Буграновой, моей близкой подругой. Наши итальянские партнеры не только готовы участвовать, но и удивляются тому, почему я раньше этого не сделала. Ведь я рождена, для того чтобы создавать, а сложности существуют лишь для того, чтобы не терять хватку.

Российская индустрия моды сейчас выходит на новый уровень. Мы стали способны к конкуренции. Достойный пример – компания Brusnika. Она создала демократичное ценовое предложение, при этом не уступив качеству продукции устоявшихся лидеров модной индустрии. За несколько лет компания вышла на мировой рынок. Мы выкупили эксклюзивное право на представление этой марки в Центре «Ангел Concept», и наши клиенты приобретают изумительную одежду из кашемира и шерсти по рекордно низким ценам.

Разве не об этой доступности качества и стиля мечтают женщины? Мы готовы предложить нашим клиентам лучшее. Ведь «Ангел Concept» создан, для того чтобы открывать новые возможности для людей, которые ценят свой стиль жизни.

Текст Галины Калашниковой, фото Антона Курашенко, из личного архива