Интересно было бы проследить эволюцию образа врача в фильмах. От мудреца и рыцаря Тосиро Мифуне в «Красной бороде» Куросавы, от  человека долга и чести Владимира Устименко – Алексея Баталова в «Деле, которому ты служишь» и до докторов Быкова в «Интернах» и Хауса в одноименном сериале. Киномедики за вторую половину прошлого века подрастеряли иллюзии и любовь к коллегам и пациентам. К счастью, они сохранили талант  распознать хворь и противостоять ей. Если бы они утратили еще и это, белые халаты исчезли бы с экранов вообще.

Если речь вести о нашем кино, все понятно. Человек, который искренне клялся в преданности Гиппократу, не может  перейти от плохого, но общедоступного лечения больных к оказанию услуг по полису ОМС и при этом сохранить оптимистический взгляд на мир. А вот Хаус с чего стал мизантропом?

Понимание фрейдизма, какое доступно Голливуду, требует корни всех психологических проблем искать в травмах детства. Сам американский лекарь признавался: «Я был ужасным ребенком. Ничего похожего на «книжность» — большую часть времени я проводил, зажав в зубах сигаретину, жульничал на контрольных по французскому. Я носил башмаки на платформе с латунными черепами и перекрещенными костями, прическа моя была сущим позором, и я каким-то образом изобрел отвратительный способ выглядеть одновременно жирным и тощим».

Вы меня поймали, это слова не персонажа, а исполнителя роли? Спросите первого встречного: «Кто такой Хью Лори?». Когда он пожмет плечами, добавьте: «Доктор Хаус!». То-то же.

Причиной тотального пессимизма Лори стали трудные детство и юность. Мама ухаживала за 4 детьми. Отцу было не до проблем семьи. Он беспробудно добивался звания Олимпийского чемпиона по парной гребле. И добился. В промежутках между тренировками он лечил пациентов, предоставляя сыну огромный материал для будущей роли.

Хью называли человеком-оркестром. Как пишут биографы, уже в Итоне будущий актер начал проявлять свои многочисленные таланты: заниматься академической греблей, а также играть на барабанах в студенческом оркестре». В Кембридже развивал спортивные задатки и добавил еще пару инструментов к барабанам. Ах, да — между делом он еще получил степень бакалавра третьего класса и специальность социального антрополога. Что это значит, спросите у специалистов. Мне известно только, что бакалавр — это тот, кто работает по специальности в отличие от магистра. Тот только преподает. Не зря поговорку «Кто умеет – делает, кто не умеет – учит» придумали именно в Англии. Но какое положение в этой системе занимает бакалавр третьего класса, да еще в социальной антропологии, то есть науке, «…. исследующей групповое поведение, истоки и происхождение религий, социальных норм и обычаев, семейную и родственную структуру, систему власти в примитивном обществе и т.д.»? Спросите что-либо попроще.

Есть расхожая фраза: одаренный человек одарен во всем. В этом и прячется причина его бед и несчастий. Лори-юниор доказал, что он неплохой актер, что способен написать «ржачный» сценарий и разыграть его с друзьями Стивеном Фраем и Эммой Томпсон, он выпустил роман «Торговец пушками», который стал популярным. И, между прочим, в перитексте упомянул того же Фрая «со товарищи», не забыв, конечно, и про собственного папу: «Посвящается моему отцу. Я глубоко признателен Стивену Фраю, писателю и актеру, за его комментарии; Ким Харрис и Саре Уильямс – за всепоглощающе тонкий вкус и большой ум; моему литературному агенту Энтони Гоффу – за его безграничную поддержку; моему театральному агенту Лорен Гамильтон – за то, что была не против, чтобы у меня имелся еще и литературный агент, а также моей жене Джо – за все то, из чего можно создать книгу, куда как подлиннее этой».

«Торговец пушками»  — криминальный роман, написанный от первого лица. Герой впутывается в крутые политические разборки из-за того, что отказался стать наемным убийцей. Парадоксальное мышление Хью Лори помогает выстроить вполне запутанный, как и положено в жанре триллера, но вполне реалистичный сюжет. Речь о принятии на вооружение нового особо убийственного вертолета и, соответственно, об очень больших деньгах. Главный персонаж Джеймс Финчам в соответствии с правилами жанра побеждает врагов. Но в результате его усилий машина-убийца поступает на вооружение. Этот парадокс – от мировоззрения Лори. Иллюзий по поводу устройства мира у автора нет.

Главное достоинство романа — не в интригующем сюжете, хотя он, имеет место. Рассказ ведется от лица  героя, и присущий ему юмор  становится важнее приключенческих перипетий. Те, кто знает английский, утверждают, что в оригинале книга еще смешнее. «Торговец пушками» — это «два в одном»: одно из самых удачных произведений Микки Спилейна или Жерара Вилье, пересказанное доктором Хаусом.  Согласитесь, не часто крутой боевик читают ради удовольствия общаться с остроумным автором. Неудивительно, что наш герой пребывает в приятном убеждении, будто слава его не изменила. Во всяком случае, к худшему.

Мне больше всего нравится то, что Хью Лори совершенно лишен самодовольства. Глядишь в телевизор, и каждый, кто занимает экран, будь то политик, юный исполнитель чего-нибудь, журналист или священнослужитель, каждый преисполнен титанического уважения к себе, к своему жизненному успеху, к своему редкостному дару. Чаще всего сам предмет гордости и под микроскопом не заметишь. Когда на этом фоне человек, пользующийся мировой известностью, признается: «Господи, иногда меня тошнит от самого себя!», начинаешь испытывать к нему уважение.

Закончить хочется эпитафией артиста. Не подозревайте меня ни  в чем плохом – Лори придумал ее сам: « Здесь лежит Хью Лори. Он всегда убирал за собой». Автор такой поминальной надписи, даже если бы он не сыграл доктора Хауса, может рассчитывать на симпатии всех думающих людей на планете. На рекорд в Книге Гиннеса их число не потянет, но, надеюсь, все-аки их будет не мало.