Следить за спутниками – не самая интересная работа. Тем более, когда это не какой-нибудь телескоп «Хаббл», а один из нескольких десятков совершенно одинаковых орбитальных ретрансляторов. Наверное, так и думал безымянный сотрудник NASA, курировавший один из 72 спутников оператора спутниковой телефонной связи «Иридиум», запущенный на орбиту в 1997 году и верой и правдой отслуживший 12 лет, пока… не исчез.

Нет, его не похитили инопланетяне. Просто по другой орбите, но на таком же расстоянии от Земли летали мертвые останки 900-килограммового российского аппарата «Космос-2251», который и работал-то всего 2 года, и вышел из строя в 1995 году. За его «хладным трупом» даже вроде как следили, но, видимо, не особо внимательно. Как бы то ни было, 10 февраля 2009 года два космических тела (скорость каждого превышала 7 километров в секунду) наконец встретились. И после этого по все тем же орбитам стали кружиться 600 с лишним кусочков искореженного металла – эдакая космическая шрапнель.

Это было первое в истории столкновение спутника с космическим мусором. О нем сегодня и поговорим – как-никак, надвигающийся апрель и Год экологии располагают.

У страха глаза велики

Нельзя сказать, что этой проблемой занялись всерьез только после злополучной аварии. Отнюдь. Еще в конце 50-х, когда первые советские спутники стали ненадолго покидать родную планету, сгорая затем в атмосфере, а о человеке в космосе только мечтали, этот вопрос уже обсуждался на уровне ООН. Но разговоры шли, разного рода аппараты запускались в неимоверных количествах, и далеко не все из них падали обратно. Тут все зависит от орбиты. Если она низкая, то все решается само собой довольно быстро. А вот на геостационарной орбите, где уже совсем нет даже самого разряженного воздуха, тело может болтаться тысячелетиями.

Усугубили ситуацию испытания СССР, США, а недавно еще и Северной Кореей противоспутникового оружия. Каждое из них превращало 2 потенциально опасных объекта в тысячи. В итоге на разной высоте сейчас болтается до полумиллиона, как говорят ученые, объектов искусственного происхождения. Из них отслеживают пару-тройку десятков тысяч. Остальные – слишком мелкие для наземных радаров, но оттого не менее опасные.

Начальная скорость пули, выпущенной из автомата Калашникова, составляет около 700 метров в секунду. Самый медленный кусочек космического мусора в 10 раз быстрее. И сделан он не из мягкого свинца. Любой болтик на орбите способен пробить насквозь космическую станцию со всем содержимым и полететь дальше. А если это будет менее аэродинамичный и более крупный кусок металла, то энергия взрыва при столкновении превратит любой из созданных нами аппаратов в такую же груду стремительно летящего мусора. И, как ни странно, это только полбеды…

Синдром Кесслера

Все мы примерно представляем, что такое цепная реакция. Консультант НАСА Дональд Кесслер доказал, что нечто подобное может произойти и на околоземной орбите. Представьте себе. Летит кусок космического мусора. Всего один. И попадает в небольшой спутник. В результате столкновения образуется несколько сотен обломков. Они разлетаются и попадают в новые спутники, а потом еще под удар попадает Международная космическая станция… И в итоге наша Земля окружается таким количеством смертельно опасных предметов, что человечество оказывается фактически отрезанным от космоса. Ничего не напоминает? Правильно, такой сценарий описан в фильме-катастрофе «Гравитация».

Правда, киноделы сосредоточились на судьбе главной героини и не рассказали о последствиях. А это потеря спутниковой связи и телевидения, сворачивание большинства научных программ и как последствие – технологический апокалипсис уже на Земле. Мы окажемся запертыми на родной планете на несколько тысяч лет – никакой Луны, никакого Марса и так далее. Последующий упадок за это время, скорее всего, добьет нашу цивилизацию.

 

Что с этим делать?

Впрочем, накрываться простыней и ползти на кладбище рановато. Проблема ясна, решения тоже предлагаются. Как говорится, «я тебя породил, я тебя и…»

Количество космических держав у нас в последние годы выросло, и у каждой из них есть свои проекты по борьбе с орбитальными отходами. В первую очередь, все они прикладывают усилия к тому, чтобы хотя бы не усугублять ситуацию. За исключением, разве что, КНДР, страны и частные компании формируют программы запусков таким образом,  чтобы все лишнее либо сгорало в атмосфере, либо уводилось на безопасные «орбиты захоронения». Как известно, чисто не там, где постоянно убирают, а там, где не мусорят.

Проблема в том, что уже имеющегося количества обломков достаточно для того, чтобы запустить «синдром Кесслера». Но и с ними собираются бороться все. Даже маленькая и не особо космическая держава Швейцария собирается запустить спутник, который будет ловить куски мусора и либо отправлять их вниз, либо переводить на безопасные орбиты. Правда, по расчетам, за год он сможет совершать не более полутора десятков «рейсов», что на фоне объема предстоящих работ – капля в море.

 

К слову, есть замечательный японский мультсериал «Странники», посвященный как раз таким вот космическим мусорщикам. Его очень любят ученые и инженеры за научно-техническую достоверность.

Есть и другие интересные проекты. Например, строительство мощных орбитальных и наземных лазеров, которые, конечно, вряд ли смогут полностью испарять куски металла, но смогут их нагревать, замедлять и тем самым опускать туда, где земная атмосфера с ними сама разберется. Каждую из целей такой лазер будет подсвечивать в течение 1-2 часов. Через некоторое время изменение скорости этих обломков составило бы считанные сантиметры в секунду, но это уже будет означать изменение орбиты на километры — достаточно, чтобы избежать столкновения с другим телом. Причем делаться это будет быстрее, чем «размножается» мусор, так что товарищ Кесслер сможет спать спокойно.

А еще предлагается делать орбитальные ловушки из прочных углеродных сетей или даже из магнитного поля. Или отправлять специальные мишени, которые сами не будут разлетаться на куски от столкновений, а полет обломков замедлят. Короче, вариантов много. В нашем «Роскосмосе» прорабатывают сразу несколько из них, а борьба с космическим мусором включена в федеральную программу.

Так что особо волноваться не стоит. В конце концов, пришли мы к раздельному сбору мусора, очистным сооружениям и рекультивации свалок на Земле. Пришла пора разобраться и с тем, что мы оставили в космосе.