Одной из загадок главного городского проспекта в Ставрополе является эта стена, имеющая даже свой адрес, по которому бесполезно искать какой-либо дом. Его там попросту нет. Вместо дома номер 83 присвоен этой необыкновенной каменной ограде.

Объект в 2D

Эта стена давно ставит в тупик пытливых горожан, желающих разобраться в довольно непростой нумерации домов на проспекте. В самом деле — номер 83 есть, а дома нет! Под этим номером находится лишь стена. Но, право же, она до того уникальна, что вполне заслуживает подобной чести – быть отмеченной отдельным адресом на плане нашего города.

Стена была возведена для парка, который до революции покрывал весь склон Крепостной горы со стороны Николаевского проспекта и именовался Барятинской рощей в память о фельдмаршале Александре Барятинском. Он командовал войсками на Кавказе, пленил имама Шамиля, положив тем самым конец острой фазе Кавказской войны, и не раз бывал в столице нашей губернии. Назвать парк его именем горожане решили после того, как через Ставрополь в Петербург был провезен грозный предводитель горцев Шамиль, чье примирение с Россией навеки связано с подвигами Барятинского.

Сам проспект оказался значительно ниже расположенной над ним рощи. Этот перепад особенно заметен в примыкающем к стене угловом особняке. Выйти из него на улицу можно как с первого, так и со второго этажа! Все дело в том, что при обустройстве проспекта, чтобы высвободить и выровнять место под тротуар, часть Крепостной горы просто срезали, а вертикальный массив земли укрепили мощной стеной. Поэтому Барятинская роща будто бы парила над проспектом, не хуже одного из семи великих чудес древности – висячих садов Семирамиды.

Впрочем, со временем гора взяла свое, надвинувшись на прорезавший ее проспект. Но и каменная стена не поддалась – вся выгнулась, набухла, округлилась под напором земляного «девятого вала», однако не рухнула и нигде не дала бреши. В своем сюрреалистическом изгибе она лишь окончательно приняла совсем уже необычный вид, превратившись в подлинную городскую достопримечательность.

Шедевр Воскресенского

Возвел эту замечательную стену самобытный провинциальный зодчий Павел Григорьевич Воскресенский. В 1844 году он окончил петербургскую Академию художеств, после чего работал учителем рисования в Ставропольской мужской гимназии и в Кавказской духовной семинарии. В 1863 году он стал главным губернским архитектором, после чего создал немало прекрасных зданий, до сих пор украшающих наш город.

Воскресенский построил дышащие строгим классицизмом Гостиные ряды на Александровской площади, которые после незначительной перестройки стали нашим прославенным краеведческим музеем. Ему же принадлежал проект величественного строения мужской гимназии, занимаемого до недавнего времени училищем связи. Он воздвиг несколько купеческих особняков, полностью перестроил старинную Крестовоздвиженскую церковь, создал Покровский храм в Иоанно-Мариинском монастыре и колокольню при Варваринской церкви.

Истинной вершиной его творчества стал проект грандиозной звонницы Казанского кафедрального собора на Крепостной горе – в то время самого высокого строения на Кавказе. Широко известный до революции ставропольский писатель Илья Сургучев с восхищением описывал это ставропольское чудо: «В Ставрополе, на Соборной горе, стоит колокольня. Ее построил архитектор Воскресенский. Кто в Ставрополе строил еще что-нибудь подобное?.. Колокольня Воскресенского – знак. Его видишь еще с Пелагиады. Колокольня видна? Значит, цел, стоит на месте родной город».

В другом месте Сургучев воспел «талант архитектора Воскресенского, который застроил город зданиями так называемого губернского ампира, а на горе вознес трехэтажную колокольню в честь троичности лиц. Эта колокольня по изяществу, по легкости, по игрушечности считалась второю в России после Троице-Сергиевской. И ее смело мог бы подписать сам Растрелли. Прелестной оградой из незамысловатого камня обнесли рощу и Барятинский парк. Вспоминая, очевидно, одесскую лестницу, Воскресенский на подступах к колокольне и собору вывел красоту-лестницу в сто девяносто ступеней. И надо было видеть, когда горожане и горожанки спускались по ней или на Крещение, или в Духов день».

Побуждая к прекрасному

Как видим, много удивительного построил Павел Воскресенский на Крепостной горе, и уже почти незаметной среди всего этого великолепия кажется возведенная им стена Барятинской рощи. Но именно ее, эту «прелестную ограду из незамысловатого камня» ценили больше всего представители творческой интеллигенции. Известный дореволюционный художник Василий Смирнов писал стену Воскресенского акварелью. Тот же Илья Сургучев признавался, что только благодаря непостижимому изяществу этой стены он, наконец, понял суть подлинного искусства:

«Архитектор Воскресенский, вероятно, из семинаристов, был отмечен печатью гения: он, например, брал самый обыкновенный известковый камень и делал из него забор для Барятинского парка и рощи. Сначала я ничего не замечал, но когда увидел маленькую акварельку старого художника Смирнова, то, во-первых, понял, что такое эта стенка, а, во-вторых, что такое искусство. Я до смерти проходил бы мимо этой стенки, так и не заметив ее красоты, а Копшучек, учитель гимназии, показал мне на акварельке, чем дышит эта стенка. А дышала она тем, что на другой же день я побежал на Успенское кладбище искать могилу Воскресенского и узнал, что его могила и есть тот «черный человек», которого я в детстве боялся, как огня…»

Известняк, из которого сложена эта стена, со всей наглядностью показывает, в чем заключается архитектурная уникальность нашего южного рода. Ведь большинство его старых зданий построено не из недолговечного дерева или обожженного кирпича, как в других городах необъятной России, а из настоящего дикого камня, как строили на заре человеческой истории.

Если внимательнее всмотреться в камни этой невероятной стены, то можно заметить, что они представляют собой сплошное напластование раковин Сарматского моря, плескавшегося здесь миллионы лет назад. Проводя рукой по нагретым на солнце шершавым брускам ракушечника, которые были превращены мастерством Воскресенского в ограду Барятинской рощи, понимаешь, что прикасаешься к каменным страницам геологической летописи мира, к океанским глубинам доисторического прошлого родной земли, к фундаментальным основам непостижимо древней и вечно юной души Ставрополья.

Быть может, именно в этой сверхъестественной необычайности и кроется секрет признанного великолепия ограды главного городского проспекта, за которой скрывается не здание под номером 83, а целая вселенная грандиозных тайн, только и ждущих того, чтобы их заметили и разгадали.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *